Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Categories:

Мистическая разница между целой и порезанной картофелиной

Я недавно писала о боящемся сквозняков самурае Кайбара Экикене и досадовала на то, что он и слабак, и ипохондрик, и даже свои медицинские знания структурировать не может в отличие от тибетцев, написавших "Чжуд Ши" и нарисовавших сотни сложных медико-магических плакатов, и в отличие от Жёлтого Императора Гуань-Ди, по канону которого, записанному 5 тысяч лет назад, до сих пор учатся врачи традиционной китайской медицины.

Экикен записал свой медицинский опыт в виде коротких постингов формата блога средней степени информативности, которые скорее наводят на мысль, что графоманство - одно из немногих его развлечений на пенсии, нежели что у него есть полноценное понимание системы и умение её описать. Тем не менее, для пытливого ума, настроенного на создание и описание собственной системы, у него есть отдельные интересные мысли.

В частности он у меня триггернул размышления о том, чем варёная пища лучше сырой, а приготовленная мелко порезанной лучше той, что приготовлена крупно порезанной. Такие парадоксальные заявления нормально заходят только тем, у кого развито магическое мышление (в хорошем смысле, то есть оно ещё и уравновешено умением думать и видеть, когда лучше подходит одно или другое). Я начала развивать эти показавшиеся мне не лишёнными основания идеи.

Ведь чем отличается картофелина, сваренная одним клубнем, от картофелины, сваренной уже порезанной?

Если представить себе эту картофелину и удалить её визуально-вкусовой образ, то увидим, что на месте сырого цельного клубня находится большой кусок энергии, а не месте порезанного - тот же большой, но непоправимо разделённый металлом на отдельные сущности, которые потеряли часть связи с цельным и далее будут эволюционировать под воздействием огня уже из своего малого размера, без непосредственной опоры на прежний объём. Цельная форма до разрезания останется в истории картофелины, но в виде её прошлого, нежели конкретных ресурсов, наличествующих в настоящем.

Используемые при готовке стихии воды и огня совместным действием пронизывают обе картофелины и трансформируют их. На месте цельной после варки оказывается большой кусок гораздо более лёгкой для дальнейшей трансформации и поглощении энергии, а на месте порезанной - вообще почти пережёванное. И когда мы едим изначально приготовленную цельной картошку, она хоть и входит в нас измельчённой зубами, но одновременно на некоем уровне входит и тем цельным куском, который обрабатывался огнём. И энергоструктуры этого "некоего уровня" так же должны приходить в действие, становиться "зубами" или "энзимами", чтобы измельчить и эту часть картофельной субстанции для более лёгкой её интеграции в данный энергоуровень.

Тот факт, что, пока мы едим, мы её поглощаем мелкими порциями и пережёвываем зубами, несомненно играет свою роль, но только на уровне нашего физического тела, после поступления этого куска энергии внутрь его. Это уже усилие нашего "внутреннего" тела по дальнейшей трансформации внешней энергии. Любая подготовка внешней энергии к поглощению - это фактически начало пищеварительного процесса:

- как и где еда растёт - насколько растению или животному комфортно расти, какой уровень стресса от болезней и вредителей (а значит, и выработанные внутренние механизмы борьбы с ними), зависимость от химических веществ и лекарств
- как собирается, убивается - незрелым, маленьким, старым и пожившим, в стрессе большого комбайна или большой бойни
- как хранится - замораживается, покрывается воском, опрыскивается
- как распределяется - крупные магазины, мелкие фермеры
- в каком виде приходит к конечному потребителю - сырым, полуприготовленным, законсервированным
- любые другие трансформирующие действия до попадания в рот - способы тепловой обработки, консервация, обработка специями (соль - это тот же огонь), измельчение

В единичном виде эти факторы большой роли не играют, но по накоплении их массы за годы и поколения, они становятся нашими внешними пищеварительными органами и поставляют в нас в том числе тот смысл, который заключают в себе. Мы уже не можем с лёгкостью первобытного человека переваривать сырое мясо и многие сырые растения, т.к. с того момента, как мы стали готовить еду на огне, часть наших пищеварительных функций вышла изнутри нашего тела наружу и была делегирована огню.

Каждая картофелина и куриная ножка помимо тела физического, которое мы готовим, режем и пережёвываем, имеет и тело духовное, которое лёгким прозрачным фильтром накладывается на наше собственное духовное тело, то есть событийность, трансформируя его на доли условных микроединиц. И они постепенно накапливаются, незаметно меняя нас и наш взгляд на мир.

И вот нам уже не так неприятно сидеть в офисных кубиклах, производя нужный более крупным структурам продукт. Не так неприятно расставаться со снесёнными нами же плодами своего труда в обмен на удовольствия. Не так напряжно постоянно регулярно рожать новые проекты и идеи, чтобы не иссякало питательное молоко творчества. Не создаёт проблемы принимать лекарства, дополнительные химические защиты, дополнительные "ненатуральные" внешние покровы защиты от окружающей среды. Семантическое поле консервированного усиливает в нас желание законсервировать себя и свою жизнь - от косметических средств для тела до постоянных селфи и фотографий всего и вся.

В общем, если снизить градус пафоса и вернуться к еде, то я пришла к выводу, что таки Экикен был прав насчёт различия еды, приготовленной целиком и порезанной. Он однако был не прав в том, что её рекомендовал готовить порезанной без принятия во внимание личных особенностей и возраста. Ему, старику, и сквозняки были большим злом, а молодому и здоровому человеку они будут нипочём, да ещё в правильной дозе усилят его. Приготовленная крупными кусками еда - вполне подходит для здорового и хорошо питающегося человека, у которого есть все необходимые энергоструктуры для разбивания крупных энергокусков не только зубами, но и более тонкими уровнями тела.

Однако при слабости вышеупомянутого энергоуровня, через который заходят смыслы размеров и целостности, картофелина осядет в нём целиком, либо будет разлагаться слабо и очень долго. Много таких картофелин при слабой энергии - и вот уже энерготело медленнее ворочается, требуется больше усилий для переваривания даже мелкий пищи, и эта медленность сообщается физическому телу, отражаясь, в свою очередь на его процессах. Я не уверена, в какой точно последовательности (после физического или одновременно), но это же передаётся и на ментальный уровень, и на духовный, выражаясь на гибкости мышления, реакциях, памяти, творчестве, мотивации, ощущении собственного горизонта возможностей.

Это состояние можно сравнить с очень долго работающим без перезагрузки компьютером, у которого забился под завязку жёстких диск, забилась оперативка и накопились проблемы с очисткой кэша.
Tags: еда, здоровье, китайская медицина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments