Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Categories:

История цигуна. Часть 3. Вторая волна цигуна в 80-90-х. Политическое влияние. Фалуньгун

Вторая волна цигуна принесла с собой изначально отринутый коммунистами религиозный и мистический контент, позволивший обильно расплодиться традициям, каждая из которых боролась за своё место под солнцем за счёт привлекательных для новых адептов элементов (так и вижу традицию в виде цветка, а адептов - в виде пчёл). Отныне цигуном стали считаться традиции, имеющие следующие особенности:

1. Оригинальное имя, которое отличает эту традицию от всех остальных (которая, конечно же, не прерывалась на протяжении 10 веков!). В подборе имён обычно черпают вдохновение в китайской мистике. Так родились багуагун (baguagong - цигун восьми триграмм), тяньцугун (tianzugong - цигун небесного предка), тайши цигун (цигун высшего истока), фалуньгун (falungong - цигун колеса закона), сюангун (xuangong - цигун сокрытой тайны) и т.п.

2. Система уровней сложности и одновременно иерархическая система продвижения адепта. Сюда же пояса боевых искусств.

3. Набор непосредственно техник - неподвижные и динамические медитации, дыхательные практики, гимнастика, мантры, заклинания, магические приёмы и т.п. Мантры перестают быть скучным аутотренингом и становятся более изысканными молитвами со множеством поэтических элементов и многоуровневыми смыслами. Самые наивные или предприимчивые напускают тумана и вводят мантры на псевдосанскрите, звучащие как абракадабра. Народ это любит.

4. Символическое наполнение, позволяющее установить связь с подсознанием адепта через наполнение техник смыслами. Отсюда необычные названия поз и движений. Например, в традиции под названием "Китайский цигун бессмертного предка источника мудрости" позы называются следующим образом: "Журавль расправляет крылья", "Лебедь садится на песок", "Жёлтый дракон держится твёрдо, как курительница для благовоний", "Нефритовые ворота закрывают горло", "Выдернуть с силой чань и кун" (гексаграммы из "Книги перемен", обозначающие инь и ян), "Чрево Будды безмерно" и т.п.

5. Теоретическая база. В зависимости от продуманности и, наверное, способностей "мастера", теорбаза может быть как очень простой, как инь и ян, так и иметь достаточно сложную мистическую космологию.

На основе используемой теории традиции делят на даосские, буддийские, медицинские, боевых искусств, конфуцианские и т.д.

Направления, основанные на традиционной китайской мистике, используют символы тайцзи, инь-ян, триграммы (багуа), мифологических животных (дракон, феникс и т.д.).

Традиции, основанные на базе китайской медицины, используют терминологию меридианов, пяти органов, энергетических точек и т.д.

Традиции, основанные на даосизме, используют понятие дао, первичного хаоса, достижения состояния бессмертия, пилюли бессмертия, алхимии и т.д.

Традиции, основанные на боевых искусствах, черпают терминологию и символику боевых искусств. А сами боевые искусства при этом черпают в китайской мистике (стиль обезьяны, стиль тигра и т.п.).

Традиции, основанные на буддизме, широко используют понятия Будды, Бодхисаттвы, колеса закона (Дхармы), образ лотоса и т.д. Прям вылитая йога.

И наконец традиции, пытающиеся примазаться к науке, оперируют "научным" лексиконом: информация, биологическая инженерия, корпускулярно-волновой дуализм и т.д.

Лавинообразное распространение цигуна подняло на поверхность целый пласт информации, чтобы подпитать интерес новых адептов. Активно распространяется информация о том, какой оригинальный опыт можно получить в процессе практики: реальные физические ощущения, временные изменения образа тела, повышение сексуальной и/или интеллектуальной активности, глубокое расслабление, состояние гипноза, транса, ИСС, ощущение всемогущества, "видения", галлюцинации, сверхъестественные способности. Всё это эффективно делает рекламу цигуну и продолжает привлекать множество новых адептов, не всегда жаждущих самосовершенствоваться, но часто жаждущих себе суперспособностей или каких-нибудь бытовых плюшек, хотя бы даже излечения старой язвы желудка. Абсолютно та же модель, что и в нео-шаманских и магических традициях.

Собственно, с 70-х, с Гуо Лин, начинается эпоха массовых движений цигуна, которое уже и представляет интерес для социологов, а также для политиков, желающих знать, где в обществе концентрируется потенциально враждебная или полезная сила. Они уже делят цигун на иные части и задают иные вопросы:

- кто мастер, основатель, наследник или передатчик традиции (т.е. кому подчиняются адепты больше, чем родной Партии)
- в чём суть техники и теории
- каким образом передаётся техника, теория и воздаётся хвала мастеру (кассеты, диски, сайты, книги)
- кто основные агенты в сети передачи традиции от мастера последователям - как правило это аниматоры занятий в парках, а также программа курсов
- сеть официальных и полуофициальных организаций (ассоциации, клубы, клиники и т.п.)

Казалось бы, стоят люди, машут руками или лежат медитируют, - самосовершенствуются, одним словом, - и кому какое дело, как и что у них там, если ты не Северная Корея. Однако когда в апреле 1999 года адепты фалуньгуна неожиданно собрались числом в 10 000 человек на демонстрацию в защиту своей традиции, и это при отсутствии широкого доступа к интернету и мобильной связи, это заставило власти задуматься о том, как люди могут эффективно объединяться в потенциально враждебные ячейки, и о том, во что они верят, когда вертят свои шары энергии в парках.

Таким образом, всемирно известный фалуньгун (он же фалун дафа), о котором много кто слышал, но мало кто что-то конкретное знает, - это одна из традиций цигуна. Она попала в немилость у Партии и оказалась официально запрещённой из-за своего "пятого пункта" - теоретической базы, которая тянет на полноценную политическую идеологию или даже религию с претензией на Истину, харизматичным лидером, радикальной религиозностью и низким желанием самосовершенствоваться у адептов. Она стала своеобразной сектой. Ведь если ты считаешь свою версию событий Истиной, кому-то что-то доказываешь, защищаешься, и воюешь на полном серьёзе (а не в качестве сознательной практики), то ты не самосовершенствуешься, а делаешь что-то прямо противоположное, и тут уже можно заинтересоваться тем, что ты делаешь, если это представляет угрозу стабильности в стране с точки зрения ответственного за стабильность.

Со своей стороны могу ещё про фалуньгун сказать, что у них явно выраженный прозелитический аппарат, хоть и уступающий Свидетелям Иегова, но, тем не менее, заметный. У нас в городе в китайском квартале они разносят пропагандистские листовки, включая чёрный пиар китайского правительства, зазывают прохожих на их публичные сеансы цигуна, и кто-то очень богатый даже спонсирует красочные дорогие представления китайских танцоров под эгидой защиты права фалун дафы на существование. Я несколько лет назад пошла на это театрально-танцевальное представление, не зная, кто за ним стоит, и только уже непосредственно перед спектаклем и после него диктор рассказал удивленной и плевавшей на фалуньгун местной публике о том, как притесняет свободолюбивых китайцев злобная компартия.

Впрочем, до главы о фалунгуне у Палмера я ещё не дошла и знакома с ним лишь по отдельным упоминаниям в первых главах, статье в вики и собственному ограниченному опыту наблюдения за их действиями. Если в книге будет что-то достойное, напишу ещё постинг об этом.
Tags: цигун
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments