Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Category:

История цигуна. Часть 2. "Пять животных". Культурная революция. Вторая волна цигуна

(1)

Если вернуться к истории цигун, то развитие его первой волны с одобрения Коммунистической партии происходит с 1949 по 1961 год в рамках "оцивилизовывания" традиционной китайской медицины, которую хотят взять под колпак госконтроля и постепенно переориентировать в научную сторону. В середине 50-х Партия обнаруживает, что врачи западной медицины, которые часто получали образование на Западе и вообще ввиду своей научной направленности не связывали свою работу с политикой и какой бы то ни было идеологией, представляют для неё идеологическую опасность. Чтобы показать врачам западной медицины, что они не в фаворе, Партия начинает обхаживать традиционную китайскую медицину, продвигать её в обществе и всячески финансировать и пиарить, "забыв" о 1929 годе, когда она назвала её "феодальным пережитком". Правда, по-прежнему из ТКМ вычищают всю магию и мистику, но уже это в значительной степени позволяет народной медицине не только остаться на плаву в коммунистическом Китае и укрепить свои позиции. В 1955 во всех медвузах страны обязательным предметом вводят акупунктуру. По всей стране в номенклатурных санаториях в обязательном порядке практикуют цигун, во всех крупных городах открывают факультеты ТКМ, создают исследовательские институты и общества.

Изначальный нейянгун Лю Гуйдженя, перенятый им от дяди и очищенный от религии, даёт ростки в виде тяньджуангун (жёсткий цигун в положении стоя), баодзянгун (само-массаж), синбугун (прогулочный цигун), сондзингун (цигун тихого расслабления), сагун (цигун рассеивания), фансонгун (цигун расслабления), тайдзи нейгун (внутренний цигун тайдзи), сюмингун (цигун пустотной ясности), баодзянгун (цигун для сохранения здоровья), цидонгун (цигун движения), йи цигун (цигун мысли) и т.п. К изначальной триаде дыхание-концентрация-дух добавляется обязательный элемент предварительного расслабления, т.к. у чиновников слишком нервная работа и отсутствие успокаивающего духовного измерения в жизни.

Мантры, которые в магических традициях несли смысл молитвы или магического заклинания, переиначиваются на что-нибудь банальное, типа: "я расслабляюсь", "мои органы движутся, мой мозг спокоен" и т.п.

В Пекине одной из самых популярных техник становится вуцинси (wuqinxi) "Пять животных", которая восходит ко 2-3 векам и приписывается авторству Хуа Туо, мастера техник (что-то вроде мага?) и знаменитого врача, который у даосов почитается как бог медицины. Достоинством этой техники, на мой взгляд, является то, что движениям даётся какой-то смысл, они упорядочиваются. Их можно один раз выучить и потом практиковать, не задумываясь, как бы так ещё двинуться, чтобы ци текла и чтобы практиковались "три дисциплины". Это уже близко к традиционным магико-телесным практикам с их символическим наполнением.

Фактически Хуа Туо сделал для телесных практик то, что Иисус сделал для словесных, организовав ритуальное общение с иудейским Великим Ци конкретными словами для тех, кто в силу косноязычия их сам не находил.

В 50-60-х цигун активно исследуют в научном ключе, пытаясь совместить две очень разные парадигмы - магическую и научную. В 58-м его даже завезли с Советский Союз в один из туберкулёзных санаториев, но судя по тому, что мы о нём практически ничего не слышали до 80-х, когда из Китая пошла вторая волна цигуна, тогда он в СССР не прижился.

Развивавшийся с 40-х до 60-х годов цигун почти полностью очищен от религиозной и мистической составляющей и представляет из себя кастрированную по сравнению с изначальными версиями традицию из гимнастики (пустой ритуал без понимания смысла) и медитаций, за исключением нескольких ключевых терминов ТКМ и сохранившейся благодаря "Пяти животным" возможности внедрять в движения любые символы. Доступен он был, в основном, только чиновникам. Параллельно в стране люди продолжали практиковать различные телесные техники в народной медицине, боевых искусствах, монастырях и магии, но эти техники не назывались цигуном.

В начале 60-х Партия наигралась в доктора и стала охладевать к ТКМ и, соответственно, цигуну. Снижались комплименты ему, урезалось финансирование, писалось меньше статей, постепенно закрывались санатории и клиники. После 1965 начинается травля всех и всего, что связано с цигуном и ТКМ. Если в 1956 Лю Гуйдженя Мао назвал "поборником прогресса" именно за его активизм в распространении цигуна, то в 1965 его стали называть "изобретателем ядовитой травы под названием цигун", "членом отверженных классов", уволили из политики, исключили из Партии, понизили чиновничий ранг и отправили на перевоспитание в колхоз. Цигун оклеймили "гнилым пережитком феодализма", "отбросом истории", "идеализмом" и "глупыми сказками".

На несколько лет Культурной революции цигун впадает в немилость и уходит в подполье вместе со всеми вышеупомянутыми телесными практиками под другими названиями, которые и так старались не отсвечивать.

Однако его возрождение начинается в самый разгар революции, в 1970, благодаря женщине по имени Гуо Лин. Она художница по профессии, специализируется на пейзажах, для чего в своё время объехала множество священных гор Китая, которые и подпитали её творческий и независимый дух, а также дали знание о том, как эффективно использовать дыхание в долгих и физически изнуряющих прогулках. Не исключено, что на местах её научают каким-то даосским практикам. Она бросает вызов запретам и начинает практиковать цигун публично в городском парке и преподавать техники всем желающим. Её вдохновляет и собственный опыт исцеления от рака матки при помощи методики фен хусифа (feng huxifa - дыхание ветра). Справедливости ради стоит отметить, что на это у неё ушло несколько лет экспериментов с разными методиками и регулярных занятий. Это вам не подул - и прошло!

Однако когда она преподаёт свою методику таким же больным в 70-х и активно личным участием ведёт их в их лечении, результатов они достигают значительно быстрее, что делает её всё более и более популярной. Её начинают гонять из парков власти, вызывает на допросы местное бюро госбезопасности.

Со смертью Мао в 1977 заканчивается Культурная революция, и элементы китайской народной культуры возвращаются в массы.

Начинается вторая большая волна цигуна, захлестнувшая 80-е и 90-е. В конце 70-х исследовательница Гу Хансен из Шанхайского Института Ядерных Исследований заявляет, что она обнаружила материальное подтверждение существования ци в виде частиц какой-то частоты, видимых в инфракрасном излучении. Она даже изобретает прибор, способный улавливать этот поток. Вне зависимости от того, насколько это всё имеет отношение к цигуну или к науке, её эксперименты с мастерами энергопрактик привлекают внимание чиновников, что, в свою очередь, привлекает других мастеров энергопрактик и обладателей паранормальных способностей, жаждущих внимания, и цигун постепенно начинает ассоциироваться именно с развитием паранормальных способностей, что привлекает внимание широкой публики. Снежный ком растёт.

Снова открывают закрытые 10 лет назад санатории и общества цигуна, Лю Гуйджена возвращают из ссылки, назначают на высокий пост и осыпают почестями. Чиновники с трибун называют цигун "жемчужиной нашей национальной культуры, уходящей корнями в прошлое на 2 тысячи лет" и риторически вопрошают: "Что же нам теперь делать - позволить ей уйти в забытье или поставить на рельсы прогресса?"

Тут же начинают появляться многочисленные "всё это время тайно практиковавшие", "сошедшие с гор" "мастера цигуна", однако их знания не из того современного цигуна, созданного компартией в 40-60-х, а объективно из более старых традиций, которые с начала века либо практиковались частным образом параллельно с чиновничьи цигуном, не пересекаясь с ним, либо уходили в подполье на время Культурной революции. Из-за ограниченности круга практиков цигуна в 40-60-х годах группами чиновников кастрированная традиция Лю Гуйджена всё-таки не была широко распространённой. Т.о. мастера 80-90-х были последователями методов, перенятых ими через боевые искусства, народную медицину, монастические даосские практики и клановые магические практики. Они просто надевали на них новую обёртку с модным и политически одобренным брендом "Цигун", в процессе доводя напильником структуру под модель ранее упомянутой Гуо Лин, ставшей к тому времени одной из главных активисток движения Цигун в стране.

(продолжение следует)
Tags: целительство, цигун
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments