Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Category:

Причины обращения к магам, шаманам и целителям в Перу

В одном сборнике статей по перуанской магии и шаманизму нашла интересное социально-психологическое исследование. Автор проанализировала, кто ходит к курандерам и эчисерам (целители и ведьмы) и кого обычно клиенты и сами курандеры обвиняют в наведённой на клиента порче. Так, известно, что 2/3 клиентов целителей и магов - женщины, что не удивительно и, думаю, универсально во всём мире. Практически всегда клиентки уверены, что им навёл порчу кто-то из их близкого круга - из семьи или близких друзей.

Автор объясняет это эмоциональной динамикой в человеческих взаимоотношениях. Так, люди, живущие в деревнях, то есть ближе к природе, в любой неудаче, неурожае или нездоровье обвиняют природные силы. Жители побережья и крупных городов, которые сильно зависят от рынка труда, успешное продвижение в котором, в свою очередь, зависит от личных связей, чаще перекладывают вину на круг друзей и семьи, которые теоретически должны участвовать в том, чтобы помочь человеку работой или финансами. Финансово зависимые женщины в большинстве случаев обнаруживают у себя порчу, наведённую мужем или его семьёй.

Во всех этих случаях обнаруживается паттерн энергетической зависимости. Ну, или, чтобы совсем понятней, то финансовой.

Крестьяне в большинстве своём более-менее равны по благосостоянию и зависят только от милости природы, откуда тенденция подсознательно искать злую волю от природных духов, разозлившихся богов и т.п. В перуанском фольклоре ходят сказки о внезапно обогатившихся крестьянах, в которых закладывается мораль, что это потому что они продали душу дьяволу. Такой фольклор показывает, как крестьянское общество в целом смотрит на слишком большую финансовую удачу.

В отдельных случаях обвинение падает на людей из других регионов, деревень, или на незнакомцев. Однако среди католиков это происходит реже ввиду наличия отличной кандидатуры для козла отпущения - дьявола. Среди индейцев же обвинение незнакомцев и прочих неместных в колдовстве - это стандартная модель. Тут нелишне будет отметить, что вынос фигуры враждебного Другого за пределы социума способствует сплочённости и душевному теплу внутри социума. Бывают, конечно, исключения, но сам факт личной самодостаточности и независимости от соседа устраняет источник зависти и ожидания от него каких-то услуг, которые вам позарез нужны. Ведь именно такое ожидание и является часто источником разочарований и обманутых надежд и благодатной почвой для подсознательного стремления "получить своё".

В отличии от сельского населения, которое теоретически может прожить и по одиночке, горожане находятся в прочной сети взаимозависимости. Особенность бюрократии и социальных услуг в том регионе такая, что длинные очереди неизбежны, и вообще всем правит "маньяна". И всегда нужно иметь знакомства, чтобы в разумные сроки получить какие-то нужные услуги, разрешения, доступ в более престижные заведения. Да даже чтобы попасть к врачу, нужны знакомства. Такая привычка горожан формировать в своём поле более сильного Другого, который даёт доступ к ценному источнику энергии (но также и стоит на его страже), также присутствует и внутри семей. Царящий в Латинской Америке патриархат делает женщин очень сильно зависимыми от мужа и родителей. Нестабильная ситуация на рынке труда, по крайней мере, до конца 20 века, заставила людей привыкнуть рассчитывать на поддержку семьи даже тогда, когда для этого нет уважительных причин.

В хорошее время эта поддержка большой семьи может выглядеть для постороннего наблюдателя как очень привлекательная семейная модель. Кто не умилялся шумным многочисленным семьям народов Средиземноморья? В плохое же время неудачливые члены семьи повисают на удачливом, как пиявки, то есть ожидают по умолчанию помощи и открывания дверей от любого члена клана, у которого есть возможности. Ожидание от родственника или друга каких-то услуг становится психологической нормой и поведенческим паттерном по умолчанию, то есть уходит в подсознание. И когда человек получает облом, отказ, не дожидается, разочаровывается, то последнее, что он обычно делает, это признаётся самому себе, что надо самому двигать попой, а не рассчитывать на окружающих и что у окружающих своя жизнь и своё мнение. Чаще всего до такого уровня осмысления люди не доходят, и подсознательный механизм запускает реакцию злобы по отношению к обманувшему ожидания родственнику или другу. А механизм социального сдерживания эмоций не даёт убить обидчика на месте (хотя латиносы не зря прославились как горячая нация).

Человек начинает соматизировать фрустрацию в какую-нибудь болезнь. Идёт к курандеро или эчисере. Нормальный целитель мобилизует внутренние ресурсы клиента для лечения без вовлечения внешних фигур в борьбу с собственными демонами клиента. Но целителей с такими знаниями и умениями не так много, и часто им легче поддержать клиента в его внутренней борьбе с другом, свекровью или соседкой и подтвердить его подозрения о том, кто навёл порчу. В принципе, магия тут может сработать и без мести "обидчику". Достаточно сказать клиенту, чтобы тот "обидчику" ничего не говорил и не имел с ним дел, а, типа, откат своё дело сделает. И клиент сам снимает свою зависимость от "обидчика" и ждёт, пока в жизни того случится какой-нибудь бэдлак, который вписался бы в историю клиента о долетевшем откате. В случае успеха фактически у клиента убирается один симптом его изначальной глобальной проблемы зависимости и инфантильности, но проблема не решается полностью, что обеспечивает работой городских курандер.

В политически неспокойные времена такая модель может выливаться в массовую "охоту на ведьм", когда даже совет курандеро не нужен, чтобы обвинить в колдовстве всех, кто, по твоему мнению, тебе задолжал.
Tags: магия, психология, социум
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments