Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Category:

О потребности в гуру. Мистики о женщинах и мирском

Был у меня один знакомый Вася, который более 30 лет жизни посвятил поискам просветления, для чего он постоянно ездил в Индию, переходил от одного гуру к другому, бесплатно переводил тысячи слов для всяких американских и индусских псевдопросветлённых гуру и вообще переквалифицировал всю свою жизнь на то, чтобы жить и зарабатывать во всём индийском и нью-эйджерском, но при этом жить в комфортной западной стране. Его лента во всех соцсетях представляла собой сплошные многостраничные перепосты лекций разных гур об одном и том же, его кривые переводы того же самого, многочасовые лекции индусов и анонсы лекций на Махариши-ТВ. Ни одного (!) собственного слова или мнения я от него не услышала и в его ленте не увидела за всё время нашего общения. Ни одного! Только цитаты гур. "Свами сказал..." "Шива сказал..." "Махарши сказал..." Канал был полностью забит копипейстом гур, и их поток, похоже, в его душе не порождал ничего лично его. А если и порождал, то Вася это абсолютно никак не выражал, т.к. канал выражения был полностью отдан гурам.

Вася считал своим долгом нести слово христово всем вокруг назойливо рассказывать о благах медитации Пустоты, просветлении, пользе аюрведических клизм, уникальности индийских горных трав и необходимости иметь гуру. В общем, в своё время он оказался одной из основных причин возникновения во мне неприязни ко всему индийскому, к гурам, к поискам просветления и нью-эйджу. И когда у меня появился интерес к шаманизму, он начал крайне презрительно отзываться о самой возможности прокачаться в этой области. В его парадигме потребность в гуру подразумевала необходимость в наличии непрерывающейся линии настоящих шаманов, окружённых внимающими учениками в сибирских пещерах, а он был уверен, что их всех перестреляли с вертолёта во время советской власти, а теперь только клоуны одни.

Определённая доля презрения часто, хоть и не всегда, присутствует у многих адептов некоей традиции по отношению к другим традициям, когда они всем сердцем принимают в себя её теоретическую часть, которую начинают считать догмой и единственно правильным и крутым путём, особенно если они в нём делают заметные для себя успехи (то есть получают положительное подкрепление от окружающих и от собственной армии тараканов). Однако это явление является нормальным только на начальных этапах практики. Далее адепт по идее должен выходить на уровень, где улавливает общее между всеми традициями и начинает видеть, что куда уходит, где что значит и что где взять. Это самым естественным образом растворяет догматизм. Максимум что может остаться, это в определённой степени снисходительно-высокомерное отношение к начинающим, личные культурные предпочтения и склонность к дружественному троллингу.

У этого же знакомого после 30 лет практики такое презрение, неспособность видеть дальше собственного носа и мессианские попытки "нести благо" окружающим в виде "единственно правильной" доктрины показали мне, что я способна для моего собственного комфорта прерывать давние дружеские связи, которые вампирически чего-то из себя на мне реализуют, а мне взамен ничего не дают.

Недавно он опять объявился с вопросом, знаю ли я что-нибудь о некоем Джоне. Я пошла на сайт этого Джона и увидела, что это ещё один американский псевдопросветлённый гуру, окружённый инфантильными учениками, и что его сайт криво переведён на русский, наверняка одним из его учеников, бесплатно скармливающим ему своё время и энергию взамен на рецепт счастья и "секретные знания". Скорее всего это была попытка Васи мне его прорекламировать. Я сначала хотела проигнорировать вообще вопрос, а потом во мне проснулся тролль, и я ответила в точности как в этом параграфе.

Вася понял, что позиции мои окрепли за время нашего необщения, и возразил, что он сейчас изменился, вырос, уже не такой фанатик, как прежде, перестал ездить в Индию и искать себя за пределами себя, потому что "если хочешь сделать шаг к себе, то куда ты пойдёшь?" (это он процитировал какого-то гуру). Далее он добавил, что вот как раз на днях сидел в ресторане с гуру Бобом, который совсем не такой, как гуру Джон, а вполне нормальный парень, он принадлежит к такой-то традиции, в которой... и этот Боб говорил... В общем, Вася насмотрелся на 50-летних гуру и практиков, которые на последней стадии рака приезжают на аюрведические клизмы в его любимую клинику, и понял, как он ошибался в последние 20 лет, и что теперь он будет, как Боб.

Далее он спросил, на каких Учителей я подписана в ютубе. Мой тролль не позволил мне выйти из образа и правдиво сказать о канале Касталии, Джозефе Кэмпбелле, Карле Юнге и постюнгианцах, Пратчетте и Кроули, ru-philosophy и гностиках, которые служат мне попутным ветром. Я ответила, что те Учителя, которые в твоём поле вечно остаются Учителями, обрекая тебя на вечную роль Ученика, не являются учителями, на которых я когда-либо подпишусь.

Под конец Вася мне посоветовал канал гуру Стива, который проповедовал отрицание гуру и авторитетов. Он попытался отмазаться аргументом о том, что его пионерско-комсомольскому поколению трудно избавляться от поиска авторитетов, а вот у моего поколения это вполне органично получается. В общем, если сейчас там у Васи действительно всё так, как я думаю, на дальнейшие его пинги можно далее не отвечать ещё года три.

***

Пока у тебя есть Учитель, ты - ученик.

Пока ты считаешь себя жертвой, у тебя есть угнетатель.

Пока у тебя есть враги, тебе надо думать о защите.

О том, что Учитель действительно успешен, можно судить по тому, что ты перестаёшь воспринимать его как Учителя и начинаешь видеть его как обычного человека с достоинствами и недостатками, гениальными инсайтами и непроработанными багами, перестаёшь слепо служить ему и поклоняться, способен без страданий перенести бан у эво-люцио его уход из твоей жизни.

Далее следуют пара цитат из известных Учителей, которым любят поклоняться многие адепты.

Первый - известный мистик Алистер Кроули. Человек необычайного ума и глубины мысли, продвинувшийся в изучении магии и восточных мистических техник довольно далеко для своего времени. Стал ли он после смерти духом, обладающим силой самостоятельно возвращаться на землю и вступать в контакт с адептами, мне неизвестно, но при жизни определённых успехов он всё же достиг. Очень много можно позаимствовать из его опыта для создания чего-то своего.

Из приведённой далее цитаты видно, что для получения сиддх не нужно быть кристально мудрым и бесконечно сострадательным. Даже будучи носителем одного из главных тараканов своего времени, - презрительного отношения к женщинам как к животным и не способным на интеллектуальную работу, - он вполне себе прокачался и достиг успехов в магии.

Алистер Кроули, "Исповедь. Том 1"

Мой кузен Грегор внезапно объявил, что собирается жениться, а потому полагает, что более не имеет права рисковать жизнью на Бичи-Хэд. Кумир моего детства разбился вдребезги. Я усвоил свой первый урок по поводу того, о чём давным-давно твердят все религии мира: мужчина, позволивший женщине занять значимое место в своей жизни, уже не способен ни к какой хорошей работе. (...) Другое дело — мужчина, которому хватает сил использовать женщин как рабынь или как игрушки для забавы. Но даже и в этом случае опасность есть всегда, и избежать её непросто. (...) Снова и снова я наблюдал, как самые многообещающие ученики бросали великую работу всей своей жизни ради какой-нибудь ничтожной юбки, каких на десять центов можно купить десяток. В чём именно заключается работа, совершенно неважно; если она хоть сколько-нибудь стоящая, она требует от человека всего внимания, поэтому женщину можно терпеть в своей жизни лишь при условии, что она приучена помогать мужчине в его работе и не проявляет ровным счётом никаких других интересов. Самоотречение и сосредоточенность, необходимые мужчине для работы, должны дополняться такими же качествами в женщине. Более того, она должна превосходить в этих достоинствах мужчину, потому что преданность подобного рода неизбежно слепа. Мужчина может слиться воедино со своей работой: удовлетворяя её потребности, он получает удовольствие сам; но женщина по природе своей не способна понять суть работы как таковой. Поэтому она вынуждена сотрудничать с мужчиной вслепую и тем довольствоваться. Поэтому её самопожертвование подлинно, тогда как у мужчины оно, скорее, носит характер самореализации. Справедливо, однако, что рано или поздно женщина обретёт себя в этом служении, если продержится достаточно долго, чтобы оно вошло у неё в привычку. Ибо женщина — рабыня привычки, то есть закрепившихся побуждений. Индивидуальности у неё нет. Привязавшись к сильному мужчине, который перестал быть собой благодаря слиянию со своей работой, женщина может утвердиться в более или менее постоянном настроении. В противном же случае настроения у неё меняются по воле фантазий. Но преобладающим настроением для всякой женщины остаётся материнский инстинкт. Таким образом, в силу самой природы мужчина, полагающийся на помощь женщины, едет верхом на тигре. В любую минуту и без всякого предупреждения её интерес к нему может пошатнуться и отойти на второй план. Хуже того, она ожидает, что мужчина по первому требованию бросит дело всей своей жизни, чтобы заботиться о её новой игрушке. А ведь даже собака не теряет интереса к хозяину только из-за того, что у неё появились щенки.

(...)

Половая жизнь у меня была весьма насыщенная, связи с женщинами — удовлетворительными во всех отношениях. (...) Но при всём этом и нравственной точки зрения женщины не заслуживали даже презрения. Я не находил в них никаких подлинных моральных идеалов. Они были скованы по рукам и ногам заботой об исполнении своей природной функции — о продолжении рода. Все их мнимые высокие устремления были только маскировкой. Как мыслителей же их, разумеется, попросту не существовало. Даже те немногие, у кого голова была не совершенно пуста, очень рано успевали забить её всяческим чиппендейлом с Уордор-стрит [улица в Лондоне, где в конце XIX века располагалось множество мебельных магазинов]. Тому, что они знали и умели, можно научить любого попугая или обезьяну. Напротив, заниматься сексом с животным, не сознающим ничего, кроме секса, было очень удобно.


***

Миларепа, один из тибетских Будд, жил в 11-12 в.в. н.э. Ходят легенды, что он достиг множества сиддх. Его "Сто тысяч песен" представляют из себя набор притч, в которых говорится, что встречает он какого-нибудь мирянина, который просит поделиться мудростью, или демона, который на него нападает, и далее Миларепа поёт ему что-то в стиле "Я великий Миларепа, владею семью тысячами йог, достиг высочайшей мудрости, ушёл от людей, чтобы не мешали просветляться, живу в пещере, постиг все тайны Вселенной, научился концентрироваться, и говорю вам, обратитесь на путь Будды, оставьте всё мирское, посыпьте голову пеплом, чтобы достичь блаженства в отсутствии привязанностей и желаний, познайте Пустоту." После этого мирянин и злой демон тут же посыпают голову пеплом, говорят, что они поняли, как всю жизнь ошибались, осознали свою никчёмность, клянутся служить ему, просят дать им наставления и дают обет постигать Будду. В общем, это либо такое аллегорическое описание психологических процессов адепта, либо знатный троллинг.

Так вот, этот Миларепа, несмотря на многочисленные легенды о его сиддхах и творимых им чудесах, не был просветлённым в моём понимании. Среди людей он находиться долго не мог, т.к. сразу начинал их презирать. Богатством и вещами владеть не мог, т.к. сразу в нём пробуждалась алчность и желания всякие. Семью завести не мог, потому что был слишком слаб и подвержен воздействию окружающих. В приведённых ниже цитатах - его мнение о женщинах и разных членах семьи. Сойдёт в виде наставлений самым начинающим адептам, у которых действительно проблемы с выстраиванием событийности в свою пользу и отсутствие контроля над своими эмоциями и реакциями по отношению к окружающим. Но если это были реальные слова реального человека, это говорит о том, что, получив отдельные магические сиддхи, никаким святым он не стал, а на момент этих песен был обычным человеком с кучей багов.


Миларепа, "Сто тысяч песен Миларепы. Том 1"

Сначала женщина – ангел небесный:
Чем больше смотришь на неё, тем больше хочется смотреть.
В среднем возрасте она становится демоном с глазами трупа.
Вы говорите ей слово – она вам криком возвращает два,
Она треплет вас за волосы и тычет вас под коленку,
Вы ударяете её своей палкой – она запускает в вас черпаком.
К концу жизни она превращается в старую корову без зубов.
Её злые глаза горят дьявольским огнем,
Пронзающим ваше сердце!
Я держусь в стороне от женщин во избежание ссор и неурядиц.

(...)

В юности, сын – принц небесный:
Вы его любите так, что трудно не выдать страсть.
В средние годы он становится подобен безжалостному просителю,
Которому вы отдаете всё, а он хочет ещё больше.
Ивот уже выставлены из дома дорогие родичи –
В дом вплывает любимая очаровательная пава.
Отец зовёт его, а он – нет, не ответит.
Мать восклицает, а он – нет, не слышит.
Тогда за дело принимаются соседи, распространяя клевету и сплетни.
Вот как я знаю, что ребёнок чаще всего превращается во врага.
Держа это в уме, я отвергаю путы Самсары.
На сыновей и племянников у меня нет аппетита.

(...)

В юности дочь – улыбающийся ангел небесный:
Она привлекательней и драгоценней самоцветов.
Взрослой она не годится ни на что.
Она открыто уносит вещи из-подноса у отца,
Она потихоньку таскает их за спиной у матери.
Если родители не превозносят её
И не потворствуют её прихотям,
Им придётся терпеть её колкости и норов.
В конце концов её лицо краснеет и в руках появляется сабля.
Лучшее, что она может, – прислуживать и отдавать себя другим,
Худшее, чего от неё можно ждать, – проблем и трагедий.
Женщина – это вечный нарушитель спокойствия.
Держа это в уме, лучше избегать непоправимых несчастий,
На женщин, один из главных источников страданий,
у меня нет аппетита.

(...)

Вначале, когда человек привечает свою родню,
Он счастлив и радостен.
С воодушевлением он им помогает, развлекает их и беседует с ними.
Позже они делятся мясом и вином.
Он что-нибудь предлагает им, они предлагают в ответ.
Но в конце концов они – причина гнева, желчности
и пробуждения инстинкта стяжательства.
Они – неиссякаемый источник неудач и сожалений.
Держа это в уме, я отвергаю приятных и общительных друзей.
На родню и соседей у меня нет аппетита.
Tags: гуру, люди, чужое творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments