Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Летний снег. Номосы. Храм. Крест как фаллический символ

В начале июня, через неделю после того, как я в облаках разглядела индейца на каноэ, тянущегося за пёрышком, за которым ещё летела грозная двухголовая птица, случился день, богатый на всякие инсайты.

Началось всё с того, что на здании какого-то банка, мимо которого я иду на работу, кто-то мелом написал "Иезекииль" и рядом номера главы и стихов. Я про себя сделала заметку запомнить и потом погуглить, но в результате номера забыла. Даже визуально не приходят. После того, как я в течение нескольких минут усиленно пыталась вспомнить номера и листала "Книгу Иезекииля", я решила, что номера были даны не ради содержащегося в них сообщения, а чтобы это имя у меня отложилось именно как имя библейского пророка, а не как имя африканского футболиста, которое я скорее всего проигнорировала бы.

И буквально через несколько метров после этой надписи мелом на стене (кто ещё сейчас мелом-то пишет на стенах?) я заметила высоко в воздухе что-то напоминающее снег. Оказался пух, то ли тополиный, то ли чей-то ещё. Много, очень много пуха! Как в сильный снегопад. Особенная красота была, если встать так, чтобы солнце едва скрывалось за кромкой впереди стоящего здания и светило только лучами из-за него. Тогда впечатление как от летящего снега в свете фонаря было самым реалистичным, а ярко-голубое небо добавляло картине магичности и нереальности происходящего.

Короче, на работу шла втрое дольше обычного...

Я останавливалась перед каждым зданием, "прятала солнышко" за ним и любовалась летящими "снежинками". В том районе, где я работаю, тополей нет вообще, они наверняка прилетели с ветром откуда-то в средних слоях воздуха и свободно крутились где-то над зданиями, не спеша опускаться вниз на улицу. Когда я уже твёрдо решила всё-таки пойти уже на работу, я внезапно увидела одну пушинку, летящую навстречу мне, немного сбоку, и сходу схватила её левой рукой. Только после этого я вспомнила, что именно такой жест до неделю до этого видела у индейца в облаке.

Помедитировав немного на семечко в паутине пуха у меня в руке, на его путь в воздушных потоках и на роль помогающей ему лететь "паутинки", я отпустила его и опять засмотрелась на "снег" в небе. В кусочке неба, виднеющемся в просвете между зданиями, куда я смотрела, появился крошечный самолётик, оставляющий за собой белый облачный след. Он деловито пересёк просвет, и тут же весь "летний снег", который до этого хаотично плавал в воздухе, устремился одним потоком за самолётиком, за пределы моего "кадра".

И чего-то у меня потом чувство появилось, что где-то что-то не так. Наверное, не надо было пушинку из руки отпускать. Потому как сразу после этого в небе появился самолёт, - та самая грозная птица из картинки с индейцем, визуально схожая с сущностью пушинок, - и символически забрал, утащил за собой всю массу этих символических пёрышек.

Осознав такое положение вещей, я немного погрустила, но потом до меня дошло, что в автоматическом режиме материальный мир не запускает за один заход глубинные потоки, а лишь отражает их. То есть можно и дальше продолжать делать то, что я делала и раньше, и в какой-нибудь следующий раз это "делание" отразится в материальном мире какой-нибудь метафорой, в которой будет индеец, не только поймавший пёрышко, но через него обретший власть над двухголовой птицей.

Через несколько дней после этого мой массажист рассказал мне, что на выходных ехал на велосипеде и рядом с ним летела чайка. Он протянул левую руку, схватил её и какое-то время ехал с офигевшей чайкой в руке. После этого она опомнилась, начала его клевать, и он её отпустил. Вроде бы ко мне отношения не имеет, но фигурирование в моём Мироздании самой сцены поимки уже не пёрышка, но птицы - это интересно. Может, поэтому история с чайкой возникла, что "пёрышко" я уже поймала? Дело ведь не в том, что ловишь пух тополя, а в том, что пух тополя летит в руку, когда путь ему уже проложен.

Ни одно из этих событий не связано с остальными причинно-следственными связями материального мира. Но они оказываются объединёнными одним смыслом в едином акте восприятия. Это то, что Юнг называл синхронией (хотя я про этот феномен его книгу ещё не читала, но будь я Юнгом, я бы это назвала синхронией).

***

В обеденный перерыв этого же дня я вышла посидеть во внутренний дворик с фонтаном. На солнце периодически набегали облака, то заставляя все предметы окружающего мира отбрасывать резкие тени на брусчатку дворика, то полностью их стирая, делая поверхность дворика однообразно серой. Я увидела, что форма тени от рядом стоящего здания была похожа на линию городского горизонта, линию зданий. Сама тень была ночным небом, а телами зданий был серый массив брусчатки. Пока я изучала эту перспективу, на солнце нашло очередное облако, в пару секунд начисто стерев "увиденный" мной "город", в котором я уже представляла его внутренние городские процессы, инфраструктуру, обитателей.

За несколько минут, что я наблюдала за появлением и исчезновением этого призрачного "города" на брусчатке, я подумала, что ведь цивилизация на Земле, да и сама жизнь, могла появиться точно таким же способом. Мой "город" был двухмерным, а я его видящая - трёхмерная, разница небольшая. Пока наше внутреннее Солнце каким-то таким хитрым образом светит, вся наша цивилизация успешно использует имеющуюся на земле materia prima, чтобы проецироваться в 3Д. А биосфера своё внутреннее "солнце" проецирует в мириады своих форм. Да даже разделение на нас и биосферу некорректное будет. Мы - часть биосферы, и качества проецируемого нами луча обуславливается целиком от доступной нам энергии, организующей материю в структуру нашего тела. Все остальные виды биосферы делают то же самое в рамках доступной им энергии.

Но ведь на это внутреннее "солнце" облака всякие могут находить... Или же некое качество проецируемой формы (то, что у меня в 2Д было формой здания, дающей форму "городу") может незаметно менять то, что отражается. В точности как описывается в теории номосов. Это нечто, недоступное нашему непосредственному восприятию, что отражается в нас теми, кто мы есть, - оно ведь, скорее всего нами и пополняется. Каждый индивид кладёт свой кирпичик.

Следующая мысль была окрашена в краски "мистического эгоизма", или как его назвали у меня в комментариях, соллипсизма. Солнце, дающее жизнь формам, это мой сенсорный фокус сознания. Я вижу, слышу и ощущаю окружающий меня мир, только когда мой фокус сознания на него направлен. Чем ярче свет, тем темнее тени - говорил старина Пратчетт. Чем ярче светит солнце, тем тени на брусчатке действительно темнее и чётче. Чем сильнее наш фокус сознания, как лазер, тем более материальным, неизменным и стабильным кажется окружающий мир. Стоит расфокусироваться, как проступают иные формы и виды.

По сути, всё, что нас окружает, это тень некоего здания, отражающаяся на внешней по отношению к нашему телу материи за счёт светящего изнутри нас мистического источника света. Что это за здание?

Во внутреннем дворике с фонтаном на брусчатке отражалось офисное здание с затейливой архитектурой.

Во внешнем мире воспринимаемый мною отражается мой внутренний храм.

***

В тот же день после работы я пошла прогуляться по району, т.к. почти совсем его не знаю, хоть и работаю там уже полгода. Неизвестной мне дорогой пришла к знакомому храму с двумя башенками. Перед храмом находится очень уютная площадь с деревьями и широкими лавочками. В тот вечер на площади был уличный музыкант, который пел отрывки из каких-то известных старых песен. Стоило мне усесться на одну из них и привычно посмотреть на облака сбоку от храма, как тут же хлынул поток, который говорил, что вот этот вот храм из камня, который всячески поддерживают, сохраняют, берегут и которым очень сильно дорожат как местной достопримечательностью, - это не храм, а облако.

Настоящий Храм - это небо за ним и всё то многообразие форм, которое принимают проплывающие облака, в которых я могу видеть множество символов, нитью Ариадны ведущих к каким-то моим внутренним потокам. Множество символов, отражаемых изнутри меня. Ни один из символов, которые я могу увидеть в облаках, не является Храмом сам по себе. Храмом являются они все без исключения: и положительные, и отрицательные, и глубокомысленные, и бессмысленные. Вход в этот Храм - это сама способность видеть эти символы в облаках. Становление жрецом этого Храма - это умение творить те символы, что сообразны моей воле.

Материальные храмы, мечети, синагоги, церкви, ступы, которые мы строим и сохраняем через века, - это облака в небе. Жажда их сохранить в неизменности - это предпочтение одного облака всем остальным, одного символа - всей бесконечности символов, одного статичного изображения - самому умению видеть и творить эти изображения.



Наш внутренний Храм - это всё бесконечное пространство вариантов, множество доступных значений частицы в волне. Внешние храмы - это частица, схлопнувшаяся в одном значении в одном моменте в одной точке пространства.

Зависнув на этой мысли, я уставилась вниз. Через какое-то время меня вернули к реальности мои ноги прямо передо мной. Они упирались в землю так же, как две башни храма упираются в небо. Причём интересно было осознать, что башни храма мне казались именно женскими ногами в символическом акте соития земли и неба. Я подняла взгляд на храм, и созданный мной образ обогатился крестом между башенками в роли фаллического символа. Невидимое некристаллизированное бесформенное небо в процессе соития с одной из мириада форм земли. Из всего неба "схлопывается", становится ощутимо материальным в месте контакта с материей, только фаллический символ креста, приспосабливаясь своей формой под конкретное материальное воплощение "женщины".

В этот момент музыкант на площади затянул Careless Whisper Джорджа Майкла, где речь идёт о всех тех бедах, которые следуют из самого принципа предпочтения одного партнёра другому, одной формы всему множеству.



Далее я увидела, что и моё тело в том виде, в каком я привыкла его видеть, не особо и отличается от храма на площади. Случайное образование во времени, пространстве и наборе материи, за которое мы цепляемся, думая, что это мы и есть. Облако, которое проплывает свой путь по воле ветра-времени, медленно меняя форму, и в конце полностью растворяясь в атмосфере, отдавая свою материю земле или будущим облакам (привет теории реинкарнации).

Я посмотрела на свои руки, такие живые, такие настоящие, и подумала, неужели и они тоже - облака? Если да, то что же в них является моим Я, которое я ощущаю так остро? Ответом мне была новая песня уличного музыканта:



В этом и содержится ответ на мой вопрос. В моих руках содержится то прошлое, та история, то вчера, через которые прошёл мой фокус внимания. Наш фокус на самом деле не конкретно в одном месте сосредоточен, а под словами "память" и "планы" растянут на пространства, которые мы называем "прошлое и "будущее". Ко всему его объёму мы получим доступ после смерти, когда увидим не одну точку "здесь и сейчас", а всю жизнь целиком, и поймём все скрытые связи. Либо же при жизни при помощи специальных практик некоторым удавалось выйти на уровень восприятия всего себя сразу.

А про Иезекииля, с которого всё начиналось, будет в следующем постинге. Тут напишу разве что, что он в том числе известен своими видениями устройства Иерусалимского храма.
Tags: видео, мистицизм, музычка, философия
Subscribe

  • О происхождении и сущности вируса

    Подтянулись "ясновидящие", чтобы сообщить миру поведанное своей "чуйкой" о том, что вирус американцы создали в лабораториях. Эта…

  • Записки из клиники

    *** Молоденькая девушка, 23 года. Внезапно обнаружила, что страдает от эпилепсии. В ужасе от этого. До этого несколько лет у неё были "приступы…

  • Записки из клиники

    За первые 4 месяца практики в клинике набралось несколько наблюдений за пациентами и за самими студентами. Сначала была просто наблюдателем, изредка…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments