Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Теория субличностей 4. Как призраки становятся подселенцами

Содержание
0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11

Надо помнить, что привязки бывают не только отрицательными, но и положительными. Любая страсть, которая нас питает на протяжении всей жизни, имеет шансы остаться на земле, если человек считает, что к моменту своей смерти он ещё слишком многое не доделал. Так музыкант, умерший с мыслью, что симфония не закончена, может какое-то время пребывать вокруг неё в поисках способа закончить. А учёный, не совершивший то самое открытие, на пороге которого он был вот уже много лет, может остаться витать вокруг тех живых учёных, которые имеют нужный склад ума для данного открытия.

Чтобы не раствориться в ноосфере, остающимся на земле субличностям необходима подпитка. Они могут жить какое-то время, до 40 дней, на своих земных эмоциях, если те были достаточно сильными и испытывались при жизни на протяжении достаточно длительного времени, но любая энергия рано или поздно растворится, особенно если субличность-призрак как-то себя проявляет живущим. Призракам тоже надо кушать. И вот если где-то в мироздании оказывается резонирующий по каким-то параметрам человек, у которого ещё и свободное место в душе есть, то субличность-призрак может притянуться к нему, как обезумевший от жажды тянется к любому источнику жидкости, не думая о том, можно его пить или нет, и кому он принадлежит.

Слияние с новым хозяином происходит по резонансу основных групп субличностей. Не ушедшая субличность умершего человека голографически имеет доступ к основной группе субличностей того, частью кого она когда-то была. По идее, география и язык не должны играть роли, т.к. в мире духов нет времени, а, значит, нет и географического пространства. Однако субличности формируются во многом благодаря национальным характерам, ментальности, типичным реакциям, жестам и т.п. Даже ритм речи и запомненные до автоматизма разговорные формулы могут запечатлеться в "теле" субличности, т.к. язык является не потоком в себе, а комплексным потоком из ритма, звуков, интонационного рисунка, молодики речи, игры смыслов, оборотов, прятного и неприятного. Это всё записывается в нашу "базу данных" по отдельности и отпечатывается в субличностях не как английский, французский или русский язык, а как НЕЧТО, сотканное из НЕКИХ потоков, влияющих и завязанных на множество других потоков на других сенсорных каналах.

Также визуальные впечатления, знакомая визуальная обстановка, могут играть определённую роль, т.к. аналогично являются составными частями субличностей. Так что с большой долей вероятности умерший притянется в его ближайшее окружение или в любого человека из его населённого пункта. Точнее, не на любого, а у которого в душе жизненные травмы образовали пустоту или уязвимость, которую субличность-дух умершего может заполнить какими-то своими дуальными субличностями. Если у живого где-то минус, а у мёртвого плюс, то такой живой является потенциальной "лошадкой".

Так, инфантильный и нуждающийся во внешней опеке человек может привлечь субличность того, кто при жизни был самостоятельным, целостным и сам заботился о других. А такой человек из живых, который стал по жизни крайне независимым и агрессивным для защиты своего внутреннего ребёнка (то есть не сбалансированный, а именно излишне агрессивный), имеет уязвимость именно в области этого неосознаваемого им внутреннего ребёнка, и это рискует привлечь субличность того умершего человека, который при жизни имел ярко выраженную инфантильную субличность, даже если он стал всемирно известным музыкантом или актёром. Если такой мёртвый музыкант был по жизни капризным и ожидал, что окружающие будут соответствовать его ожиданиям и решат все его проблемы, то это говорят о яркой инфантильности, и тогда даже жаждущая закончить симфонию субличность будет голографически в мироздании замапплена на сильного инфантила. У тех излишне агрессивных, у кого внутренний ребёнок слаб и уязвим, как правило, энергетически идёт неосознаваемое ими притяжение извне дополнительной "внутреннего ребёнка" для баланса. А у инфантилов такой внутренний ребёнок крайне перекормлен, что и создаёт полюс нужной силы и качества.

Думаю, большинство умерших субличностей даже не осознают, что заходят в другое тело, т.к. они хоть и обладают квази-сознанием, но отрабатывают только свою программу. Так недописавший симфонию музыкант будет выполнять только программу написания симфонии, и может даже не вспомнить о своей прошлой семье, особенно если у его нового носителя не так много уязвимостей, чтобы впустить в себя что-то ещё. К тому же, остальные непривязанные к земле субличности обычно быстро уходят к свету. Однако если у "лошадки" всё слишком плохо и его личные субличности отпадают одна за другой, то сидящая в ней субличность-подселенец банально для компенсации недостающих ресурсов может вытягивать "с того света" те свои субличности, которые обладают нужными качествами. Но может и такое быть, что подселенец может сам начать вытеснять пока ещё относительно цельного "хозяина", если у умершего в принципе была структура прежней души сильнее, а у живого она совсем никакая.

Я изначально думала, что такие души интегрируются в живого человека вполне гармонично. Но рассмотрев несколько гипотетических случаев подселенцев, увидела то, чему раньше не уделяла внимания - субличности имеют квази-физиологию. Чем больше присутствует субличность мёртвого (подселенец) в теле живого, тем живому больше проблем. Энергетические паттерны внутри тела, которые управляют походкой, положением тела, жестами, внутренними напряжениями, автоматизмами и т.п., наложатся друг на друга и могут создать такую интерференцию, которая приведёт к болезням. И уж наверняка это произойдёт, если умерший был значительно старше "лошадки" и за всю жизнь накопил больше всяких энергетических блоков, зачастую уже проявленных в болезнях.

Если "лошадка" достаточно слаба энергетически, то её собственные субличности постепенно начнут уступать перед подселенцем, и качества, набранные подселенцем во время "предыдущей жизни", начнут проявляться в новом носителе: новые болезни, новые привычки и предпочтения, новые интересы или мировоззрение. Часто человек даже не обращает на это внимания, т.к. мы и так меняемся в течение жизни и считаем это нормальным, поэтому носитель подселенца до самой смерти может не замечать, что в нём кто-то жил.

Но в исключительных случаях личности живого и подселившегося к нему мёртвого могут начать сильно конфликтовать, что приведёт к психическому заболеванию. Я сейчас смотрю документальный сериал "Проект ОКР" (обсессивно-компульсивное расстройство). Там один участник ужасно боится стать убийцей, маньяком, причинить боль и страдания другим людям. Это не мнительность в пределах нормы, а реальный психоз, сопровождающийся приступами сильнейшего страха и паники в присутствии других людей и при наличии поблизости предметов, могущих послужить орудиями убийства. Психоз дошёл до того, что ему кажется, что даже передавая деньги кассирше в магазине, он вместе с ними передаёт ей свою негативную энергию, сделает ей тем самым плохо. Налицо борьба двух субличностей в одном теле. Одна имеет сильные моральные установки не причинять никому зла, а у другой чешутся руки убивать-рвать-кромсать. То есть у кого-то умершего на земле осталась субличность с невыраженной агрессией или с манией убивать. По каким-то личным качествам (не обязательно в плане убийств) она срезонировала с безобидным реднеком и при попытке реализации желания прикончить кого-нибудь реднек пришёл в ужас, проявил волю и стал бороться, тем самым создав внутри себя пространство того, что психологи называют психозом, а на самом деле пространство борьбы. Его там в передаче лечат тем, что постоянным раздражением подселенца укрепляют его основную личность. Но только мучают бедного мужика. Мне кажется, грамотный шаман сделал бы работу чище и с меньшим количеством душевных страданий у пациента. Хотя сам факт, что в него кто-то влез, уже говорит о том, что личность всё-таки укреплять надо. Так что его психологи делают фактически ту же работу, только слишком много болтают и порой концентрируются не не том, на чём надо.

Таким образом, из всего вышеизложенного следует, что не надо думать, что, потусовавшись рядом со свежей могилой нобелевского лауреата, получишь его научную субличность и сделаешь гениальное открытие. Или что-нибудь другое в том же роде – научишься играть на виолончели, напишешь гениальный роман, запоёшь соловьём или начнёшь метать фаерболы. Если, конечно, ты не шаман, чтобы словить нужную субличность свежеумершего по дороге к свету или вытянуть её "с того света". Не факт, что субличности, которые были носителями интересных и положительных качеств, не уйдут гармонично в положенное время. Остаются ведь те, которые болезненно (!) привязаны к объектам или людям на Земле, а степень "болезненности" снаружи не видна, т.к. зависит от внутренней структуры души человека. Зато у того же лауреата может быть не известная окружающим субличность педофила или жаждущего крови маньяка, которой он при жизни не давал свободы, и которая за счёт накопившегося напряжения и задержится на Земле подольше.

Стоит помнить, что люди, чьи субличности остались сильно привязанными после их смерти, обеспечили эту болезненную привязанность за счёт повышенной невротичности характера, что указывает на старые травмы и сильные искажения в психике в анамнезе, пониженную способность к гармоничному восприятию мира и повышенный потенциал болезней.

Чувствую, что в данной теории есть некоторые внутренние противоречия, но пока оставлю так, поскольку этот текст и так уже почти месяц отлёживается. Может, когда перечитаю позднее в рамках общей картины, кусочки паззла лягут более логично. В частности пока недодуманной и недописанной является концепция вневременности, которая, думаю, изменит моё понимание того, что фактически происходит в те самые 40 дней, а также того, чем отличается болезненная привязанность от любви.
Tags: мистицизм, психология, философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments