Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Categories:

Теория субличностей 2. Память, Альцгеймер и сумасшедший профессор

Как я писала в эпизоде с Уэльсом и с австралийским акцентом во сне (см. предыдущий постинг), я чувствую, что субличности-нулёвки могут создаваться даже в очень элементарных условиях. Когда я прохожу через разные жизненные ситуации, их можно условно разделить на более-менее стандартные сложные контексты, сложенные из простых контекстов: встаю утром, умываюсь, завтракаю, еду на работу, работаю, еду домой, ужинаю, читаю и т.п. Каждому такому контексту после энного количества повторов в жизни соответствует субличность, которая с этими повторами понемногу набирает себе "тело". Но каждый контекст можно разложить на множество мини-контекстов. Например, поездку до работы можно разбить так: одеваюсь, проверяю, не забыла ли чего, открываю дверь, выключаю свет, закрываю дверь, думаю, не забыла ли чего, вызываю лифт, смотрюсь в зеркало у лифта, еду в лифте, внизу решаю, на какой автобус сесть, жду автобус, еду в автобусе, пересаживаюсь, опять еду, иду к офису, попутно останавливаясь на нескольких светофорах… Если всё укладывается в стандартный сценарий, то во мне в это время сидит субличность дороги до офиса и переключает в себе включённых в неё стандартных субличностей без моего участия, а я могу заниматься чем-нибудь другим, например, слушать плейер или думать о чём-нибудь постороннем, совершенно не следя за дорогой. Если же в каком-нибудь из мини-контекстов у меня случается яркое впечатление или что-то выходит за рамки стандартного сценария, то тут же создаётся субличность-нулёвка, пока временно принадлежащая той субличности, в рамках которой она создалась.

Чем больше думаю об этом, тем больше очевидной и элементарной мне кажется такая динамическая многослойная система психики, на каком-то уровне повторяющая модель эволюции жизни, где новые субличности постоянно создаются и самые нужные или доказавшие свою относительную ценность начинают обрастать дополнительными информационными элементами, чтобы достигнуть максимальной полноты в рамках человеческого тела.

И да, на человеческое тело завязаны все субличности. Наша осанка, походка, жестикуляция, позы, громкость и скорость речи, направление взгляда, внешнее выражение эмоций, ощущения в теле, напряжения и зажимы, подёргивания, боль, субъективное ощущение уязвимости, физические автоматизмы, ощущаемые нами эмоции (=гормоны) – ко всему этому имеют доступ наши субличности. Точнее, изначально они всё это вводят в наше тело, а потом используют.



Когда-то в какой-то ситуации мы создали субличность, в которой мы чувствовали себя слишком открытыми, уязвимыми. Инстинктивно мы скрестили руки на груди, чтобы закрыться и обрести фищическую опору. Эта субличность включилась в "основной набор" и чувство уязвимости в присутствии другого человека и жест скрещивания рук для обретения комфорта стали неотъемлемыми элементами основной группы субличностей, которуя мы активируем в "нормальном режиме".

***

Появлению такой идеи и формированию этой теории значительно поспособствовал шаманский тренинг о смерти и духах мёртвых. Также эту теорию подтвердили эпизоды, когда я забыла элементарную информацию и неадекватно среагировала на ситуацию (см. постинг о контролирующих субличностях). Для меня это было доказательством того, что в тот момент доступ к моему фокусу сознания имели не все субличности. Даже тогда, когда я общалась с несимпатичным мне эксом моей знакомой, который обратился ко мне за помощью, я осознаю, что во мне в тот момент активизировалась субличность для общения с теми, кто просит помощи, а не субличность для общения с несимпатичными мне людьми (даже не знаю, есть ли у меня такая, потому что с такими я предпочитаю вообще не общаться – возможно, потому что нечем :-))

Сам феномен памяти и забывчивости можно объяснить этой теорией. Субличности, которые в нас появляются, записывают в себя всю информацию в рамках принятого у данного человека фокуса. А информация сложена из мини-контекстов, информационных элементов окружающего пространства. Если мы что-то забыли, что обычно должны помнить, то это может говорить о том, что та субличность (или группа субличностей), которая была активной в момент записи этой информации, в данный момент не является активной, была бессознательно переведена нами в статус "прошлого" или "нежелательного". Так, когда я по возвращении забыла, на каком этаже я живу, основной субличностью у меня была та, которая сформировалась во время 3-недельной поездки в Европу. Для обеспечения нормального функционирования психики, она набрала других субличностей из имеющейся базы: для общения с мамой, с незнакомыми людьми, для интеллектуальной и духовной работы, для ориентирования в новом месте, для принятия важных решений о жилье, перемещениях и финансах и т.п. А информация о моём адресе находилась в других группах субличностей, которые я решила отправить в прошлое, и поэтому не была оперативно доставлена в фокус моего внимания, когда она мне понадобилась.

Если исходить из моей идеи (на самом деле не моей, но я с ней согласна) того, что абсолютно все болезни образуются сначала в душе, и потом отражаются на физиологии, то можно даже предположить, что склероз, болезнь Альцгеймера и прочие связанные с перманентной потерей памяти болезни объясняются тем, что, во-первых, по какой-то пока не объяснимой причине старые субличности начинают умирать до того, как умерло тело, и во-вторых, понижается гибкость психики и субличности уже не "копируются" так же свободно, как и раньше, то есть пропадает связь с той сформировавшейся за последние годы группой субличностей, которая должна являться нынешним костяком психики и базой всей полученной за эти годы информации. У человека начинает фактически "сыпаться база", он теряет сразу целые группы субличностей, в которых хранится информация о большей части его жизни. Люди с Альцгеймером часто могут потерять целый кусок информации об общественных приличиях и начинают ходить голыми, потому что им жарко. Так делали бы дети до того, как получили кусок субличности о социальных приличиях.

Возможно, преждевременная смерть важных групп субличностей вызывается хроническим чувством вины человека, когда он осуждает самого себя на протяжении всей своей жизни, не любит себя, не хочет себя именно такого, отторгает, и тем самым как бы магически изгоняет из своего энергетического пространства своих основных субличностей. По превышении какого-то индивидуального порога резистентности субличности начинают "уходить", что и отображается на физиологических изменениях в мозгу, накапливающихся, как снежный ком. А если они ещё не ушли, а "стоят на пороге", то новые субличности постепенно теряют к ним доступ, потому что включаются и остаются постоянно включенными механизмы защиты: основные группы субличностей признаны непригодными к использованию и не могут быть скопированными. Они как бы помещены в карантин нашим внутренним антивирусом, то есть они пока есть, и порой до них можно достучаться, но, если гештальты по самоосуждению не закрыты, то всё больше и больше эти группы субличностей воспринимаются как "вирусы", подлежащие уничножению.

Зато с уходом целого пласта созданных за взрослую жизнь субличностей открывается прямой доступ к содержанию субличностей детства или ранней молодости, к давней памяти. Поэтому люди с Альцгеймером не помнят, что случилось несколько часов назад, зато вдруг вспоминают, что у них было в школе. Взрослую дочь принимают за маму, а престарелого мужа - за дальнего дядю. И даже могут начать себя вести, как те субличности, которые были основными до наступления момента формирования впоследствии отринутых субличностей.



С такой точки зрения все усилия учёных по поиску чисто физиологических причин таких болезней выглядят как поиск способов устранения симптомов, а не лечения болезни.

Недавно в одном видео о шизофрении слышала рассказ об одном якобы реально существовавшем профессоре, который бОльшую часть времени находился в кататонии, но когда наступало время его лекции в университете, он приходил в себя, шёл в университет, рассказывал лекцию по плану, возвращался домой и впадал в кататонию до следующей лекции. Налицо блокировка всех субличностей, кроме профессорской, но та получает права для функционирования, а также доступ к основной базе всех остальных субличностей только в рамках своей программы, которая действует по ранее зафиксированному в памяти расписанию. Остальные субличности не ушли, т.к. фоновая работа во время кататонии присутствует: следование календарю, часам и учебному плану. Они просто по какой-то причине оказались отделены от субличности профессора и потеряли способность взаимодействовать с миром через тело, что выразилось в состоянии кататонии.

***

Как раз когда дописывала этот постинг, в ленте прошло трогательное стихотворение Даны Сидерос на эту же самую тему:

Бабка вставала ночами, хотела ехать куда-то.
Когда просыпалась взрослой -- одевалась сама и шла.
Мы поймали ее однажды уже на краю села,
и еще удивлялись, откуда сила солдата
в этом зяблике,
в ней же сердце видно наполовину,
как через истлевшую мешковину.
А когда просыпалась девочкой Нюрой,
молочной, малой,
рыдала, захлебываясь,
просилась к маме,
к зимующим в доме козам
за теплую печь.
И вот тут её было не угомонить,
не отвлечь.

Пёс, едва теплело на улице, начинал таранить ворота,
принимался делать подкоп, скулил, выкликал кого-то.
Мы распахивали калитку, он мчался до поворота
и стоял там, растерянный,
сам не зная, что ищет,
брёл понуро обратно,
неделю отказывался от пищи.
А потом ничего, приходил в себя,
целый год был нам славным псом.
Но весной повторялось всё.

Часто снится: иду в степи,
с каждым шагом в неё врастая,
чужой невесомой поступью, бесшумно, как лис.
И какие-то первые встречные
со смутно родными чертами
говорят мне:
"Что-то ты долго, мы тебя заждались".

Вскакиваю на вдохе, судорожном, свистящем,
три минуты соображаю, кто я и где.
Я найду вас, приеду, но пока еще много дел.
Нужно лелеять своих,
выбрасывать вещи,
греться в желтых заплатах света
на сизом снегу у дома --
второклассником, потерявшим ключи;
тормошить обессилевшего:
поднимайся, давай, идём, а,
говори со мной хоть на рыбьем,
главное, не молчи.
Я отвечу по-рыбьи: помашу тебе плавниками,
потанцую на льду, смешно похлопаю ртом.

Где-то в серых волнах ковыля
есть нагретый на солнце камень.
Но к нему я пойду потом.
Tags: здоровье, психоанализ, психология, философия, чужое творчество
Subscribe

  • В потоке

    Перед тем, как поехать сегодня в Чайнатаун за травами, в голове с утра крутилось имя - Чиксентмихайи, Чиксентмихайи, Чиксентмихайи. Что-то знакомое…

  • Маска

    С начала карантина я использовала только 4 маски. И то 2 из них мне насильно всучили на входе в магазин и на пересадке в метро. А 2 первых были из…

  • Виртуальные шаманские встречи. Часть 2. Инь и Ян

    На четвёртую неделю зашла речь о том, что мир после этой эпидемии не должен быть прежним, должен быть перезагружен. Не должен быть жестоким,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments