Napoli (napoli) wrote,
Napoli
napoli

Categories:

О рассудке и страхах. Бабай и бука как обитатели мира паранойи.

Пара инсайтов об источниках страха.

Недавно лежала медитировала под музычку под вечер, когда уже темно было, и чувствую, что начинаю выходить из тела. Первая мысль: "Ух-ты! В астрал иду!" Вторая мысль: "Блин, тут темно и страшно, ща как набегут тут всякие, не отмахаешься. Ну его нафиг. Не пойду!" Здравый смысл в полусне уступил место эмоциям. На следующий день лежу медитирую ещё засветло, но, наверное, слишком громко рефлексирую на тему астрала и того, что там будет, и никуда не выходится; сознание активно мониторит свои границы. И тут уже нисколько не страшно, и решительности у меня больше. В обоих случаях у меня на глазах повязка, и темно, но умом-то я знаю, какое освещение вокруг меня.

Разница между двумя контекстами, во-первых, в обстоятельствах: в первом случае темно, во втором - светло, в первом случае страшно, во-втором - не страшно. Правда, обстоятельства оказываются построенными мной, потому что значимы только для меня, и их вес определяется степенью контроля сознанием.

Логически выходит, что элемент страха принадлежит не столько мне, сколько информационному полю темноты. То есть, когда темно, то по умолчанию на всякий случай страшно. Это было заложено в генах ещё тогда, когда у человечества ещё не было столько опыта, сколько есть сейчас. В одних случаях в нас сильнее голос человеческого опыта/рассудка, который говорит, что в темноте и под кроватью ничего страшного нет. В других случаях наш мозг переходит в режим животного, игнорирует человеческие мысли как не имеющие авторитета и накачивает в кровь адреналин.



О ночи и страхе хорошо Пелевин написал в "Затворнике и Шестипалом":

Разумеется, Шестипалый, сколько себя помнил, знал все необходимое про ночь. «Это естественный процесс», – говорили одни. «Делом надо заниматься», – считали другие, и таких было большинство. Вообще, оттенков мнений было много, но происходило со всеми одно и то же: когда без всяких видимых причин свет гас, после короткой и безнадёжной борьбы с судорогами страха все впадали в оцепенение, а придя в себя (когда светила опять загорались), помнили очень мало. То же самое происходило и с Шестипалым, пока он жил в социуме, а сейчас — потому, наверное, что страх перед наступившей тьмой наложился на равный ему по силе страх перед одиночеством и, следовательно, удвоился, – он не впал в обычную спасительную кому. Вот уже стих далёкий народный стон, а он все сидел, съёжась, возле холмика и тихо плакал. Видно вокруг ничего не было, и, когда в темноте раздался голос Затворника, Шестипалый от испуга нагадил прямо под себя.
– Слушай, кончай долбить, – сказал Затворник, – спать мешаешь.
– Я не долблю, – тихо отозвался Шестипалый. – Это сердце. Ты б со мной поговорил, а?
– О чём? – спросил Затворник.
– О чём хочешь, только подольше.
– Давай о природе страха?
– Ой, не надо! – запищал Шестипалый.


По аналогии, когда соединяются в одно элементы темноты, притуплённости голоса опыта и свободное место под кроватью, то наше сознание заполняет пространство за пределами нашего поля зрения сущностью Бабая с концентрацией основной силы под кроватью и с основным вектором действия, направленным исключительно против нашей персоны.



Таким образом, страх является атрибутом данного комплекса информационных полей, принадлежащих внешним, не зависимым от нас предметам, но при этом его источник генерируется исключительно нами, наравне со всеми другими информационными полями, которые мы автоматически накладываем на окружающий нас мир.

Чем таким отличается пространство под кроватью от пространства над оной? Неизвестностью! В темноте, когда не обнаруживаются знакомые формы, проявляющиеся в нашем сознании в виде привычных информационных полей, мы на всякий случай в целях самосохранения помещаем сущность угрозы на область неизвестности. В древнем мире ведь как - недобдил, тебя и съели, поэтому установкой по умолчанию становится "Бди!", или "Лучше перебдеть!" или "Кругом враги!"

В присутствии света, а также при общем положительном жизненном опыте эта установка перестаёт быть главной и переходит в фоновый режим с всё понижающимся приоритетом срабатывания с удлинением положительного жизненного опыта. Поэтому страх темноты, Буки и Бабая свойственен в основном в детстве, когда опыта недостаточно и дети следуют больше инстинктам, а не рассудку. Чем чаще потом смотришь под кровать при свете и вообще узнаёшь о мире, тем ниже в мозгу приоритет у процесса "Бабай". Окончательно он не исчезает, потому что он в генах.

Однако в некоторых случаях он срабатывает даже у взрослых. Я пока что это объясняю тем, что вскрываются старые травмы, наполняющие психику недопереработанной энергией, могущей находить самостоятельный выход через общее повышение тревожности, в том числе и с Бабаем. Второе объяснение, которое, в общем-то, не противоречит первому, я привожу чуть ниже.

Или вот ещё. Лежу я на Мабон в шезлонге на балконе, загораю и балдею от самой идеи, что в конце сентября могу лежать на балконе и загорать. Шезлонг стоит вдоль решётки балкона. Я расслабленная донельзя, рука свисает с подлокотника и проходит между прутьями решётки наружу. В полусонном состоянии, когда голова начинает отключаться, а инстинкты - занимать её место, тут же славливаю у себя три процесса, которые мне не дадут окончательно заснуть и вообще испортят настроение:

1. Запястье снаружи за решёткой, сантиметров на 10 выступает. А вдруг сверху что-нибудь очень тяжёлое или очень острое начнёт падать и прямо мне на руку, и сломает-оторвёт-кровь-мясо-кишки?
2. А вдруг балкон обломится и вместе со мной обрушится?
3. А вдруг я засну, выйду в астрал и случайно сразу на 80 уровне с физическим телом, а там он может выглядеть иначе, чем балкон, стану идти туда, где балкон кончается, тут же так же случайно прокачаюсь обратно и бесславно упаду вниз?

Как можно констатировать, здравый смысл в этих процессах стремится к нулю, а то и вовсе уходит в минус, а когда его нету или мало, то паранойя тут как тут. Становится любопытно вообще наблюдать, что у меня под ним. А под ним у меня очень много энергии первобытного страха закачано именно в зону неизвестного, неподконтрольного и, соответственно, эту энергию я же и направляю против себя. За пределами решётки и бетонного пятачка балкона метафизически находится то самое неизвестное и/или неподконтрольное. В частности из объективных факторов неподконтрольна гравитация. Неизвестное кроется за пределами поля зрения, в намерениях соседей сверху, в качестве крепления балкона к дому, в общей событийной картине Мироздания. В эпизоде с выходом в астрал отсутствует доверие самой себе, ткани астрала, а также банально пропускной и защитной функции решётки балкона, не позволившей бы мне выйти с него в пустоту.

Отсутствует нормальное доверие к миру. Или общий уровень тревожности повысился в связи с тем, что я в последние пару лет активно копаю у себя в сознании. А может быть, вообще по жизни с раннего детства у меня было критически много событий, которые вынуждали меня сказать, или повторить внушённую и подкреплённую ближайшим окружением установку "Там - опасность! Туда не ходи! Не смей! Избегай этого! Нельзя, потому что нельзя!" Вместо того, чтобы самой пойти и посмотреть, я верила сама себе и окружающим авторитетам и тем самым отпускала своё утверждение и эмоциональный заряд в указанном направлении абстрактного неизвестного и неподконтрольного. Сумма этих утверждений, плюс нечто, образовавшееся от их внутренних взаимодействий, и составляет теперь энергию этого страха. А он при малейшем ослаблении контроля рассудка использует элементы окружающего мира, - чьи образы у нас в сознании в полусне на мгновение ослабили свою семантическую сущность, - и, как воздух надувает воздушный шарик, страх наполняет элементы окружающего мира, составляя из них сценарии, реализующие природу этого страха.

То есть мои смутные мысли в темноте, а также бредовые фантазии на балконе являются одним из конкретных воплощений проступившей в нейтральной ткани мира одной такой моей большой сущности страха, заботливо выращенной за всю жизнь.

Избавиться от неё полностью, думаю, обычному человеку нереально, т.к. животные инстинкты работают отчасти на страхе, а биологически мы - животные.

Только через духовные практики и переход на какой-то качественно новый надчеловеческий уровень можно выйти за его пределы. В теории реально это сделать только за счёт того, что нас принципиально отличает от животных - за счёт сознания и его способности к духовному росту, когда оно расширяется до такой степени, что становится над всеми потенциальными земными угрозами, одновременно меняя отношение и ко всему тому, что ранее воспринималось как негатив, и к собственной физической оболочке.
Tags: астрал, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments